истории места люди предметы видео о проекте
Youtube Instagram Facebook VK



Истории
Вышневолоцкая водная система: 1700 верст от Волги до Балтики


Энесса Истомина, 26 августа 2020
Институт российской истории РАН
Институт российской истории РАН
В сложном комплексе озерно-речных коммуникаций России XVIII века Вышневолоцкая водная система занимала особое место — благодаря и колоссальным параметрам перевозок и сплава, и пристальному вниманию правительства, и, наконец, тяжести судоходных условий. Система начиналась на Волге, у Рыбинска, шла по Тверце, пересекала каналами водораздел рек Балтийского и Волго-Каспийского склонов, а далее через реку Цну, озеро Мстино, реку Мсту и озеро Ильмень, реку Волхов и Ладожский канал выходила в Неву. Ее общая протяженность составляла около 1700 верст. Каналы, сооруженные в районе Вышнего Волочка (Тверецкой и Цнинский), обычно именовались Вышневолоцкими, в результате так стали называть и всю водную систему. На практике собственно Вышневолоцким водным путем считали участок от Вышнего Волочка до входа в Ладожский канал.
Баржи в канале возле Санкт-Петербурга. Из альбома «Виды Николаевской железной дороги», 1855–1864.
Фото: DeGolyer Library, Southern Methodist University

Своим появлением водная система обязана Петру I, замыслившему соединить строящийся Петербург с внутренними районами страны. Как писал В. О. Ключевский, многочисленные трудности сообщения по суше привлекли внимание императора к русским рекам: «Петр с удивительной силой внимания изучал эту единственную в мире сеть вечно движущихся и не требующих ремонта шоссейных дорог, какую природа дала русской торговле в бассейнах русских рек. В уме Петра много лет складывался великолепный план канализации этих столь остроумно расчерченных природой бассейнов».


Петр I (1672–1725).

Фото: VOSTOCK Photo

Первоочередной задачей было соединение верховья Волги с реками балтийского склона. 12 января 1703 года Петр предписал соединить реки Тверцу и Цну и начать «перекопные работы близ Вышневолоцкого яма». По преданию, русло будущего канала Петр наметил лично.


Работы по постройке канала длиной 3,3 км начались в том же году. Технической стороной дела ведали пять голландских мастеров. Наблюдение за ними было поручено князю Василию Гагарину, отчего канал назвали Гагаринским, позднее — Тверецким. Строительство было закончено в 1708 году, и уже в следующем году состоялась первая попытка провести по нему суда. И тут же выяснилось, что на мелководье большие суда с Волги испытывали серьезные трудности. Не знакомые с русскими реками голландцы — строители канала не смогли разрешить проблему водного баланса Вышневолоцкого раздельного пункта. Да и сами гидротехнические сооружения нуждались в усовершенствовании.


Прорытие Ладожского канала. Иллюстрация конца XIX — начала ХХ века.
Фото: VOSTOCK Photo

Значительным препятствием была и порожистая река Мста. Особенно тяжелым и опасным было судоходство через Боровичские пороги: между Опеченским посадом и Потерпелицкой пристанью находились 35 порогов и 11 островов, не покрывавшихся водой. Улучшение системы основательно началось лишь с 1719 года, когда к ее усовершенствованию приступил талантливый самоучка-гидротехник, купец Михаил Иванович Сердюков. Дальнейшая история водного пути неразрывно связана с его именем.


Михаил Иванович Сердюков (1678–1754).

Фото: Государственный Эрмитаж

Настоящее его имя — Бароно, Имегенов сын. Он родился в 1678 году в селении на реке Селенге, впадающей в Байкал. Жителей этих мест в настоящее время называют селенгинскими бурятами. После гибели отца в 1691 году «от российских людей на баталии» Бароно был продан купеческому приказчику Ивану Михайловичу Сердюкову, ставшему для мальчика фактически вторым отцом. Он дал ему свою фамилию, обучил счету, грамоте, окрестил в русскую веру. После смерти И. М. Сердюкова в 1700 году его крестник сделался приказчиком у крупного московского купца М. Г. Евреинова, обосновался в Новгороде, а в 1704 году получил от него свободу и начал торговать самостоятельно. Существует легенда о том, что освободителем Сердюкова стал Петр I. Осматривая евреиновские лавки и амбары, царь-де обратил внимание на приказчика, сумевшего проявить не только познания в торговле, но и природную склонность к механике. В итоге переговоров с хозяином Сердюков был записан в новгородское купечество и стал выполнять полученные от Петра «казенные комиссии» по поставке провианта в войска, воевавшие со шведами. Он же возглавил и поставки провианта на строительство Тверецкого канала.


С самого начала Сердюков внимательно наблюдал за трудностями прохождения судов через Вышний Волочек, вблизи от которого он построил ряд заводов (винокуренный, уксусный, кирпичный и др.). На этих заводах использовались водяные мельницы, и Сердюков вынужден был заинтересоваться гидротехникой. Тогда же он и задумался об устранении трудностей при прохождении судов через Вышний Волочек.


В Вышнем Волочке сохранилось здание усадьбы Сердюкова.
Фото: Елена Орлова / Фотобанк Лори

Привести свои замыслы в исполнение ему удалось лишь после аварии, произошедшей в 1718 году на Цнинских шлюзах: весенний караван, направлявшийся в Петербург, не смог пройти через Тверецкой канал. В результате Сердюков решился отправить Петру свое доношение об улучшении Вышневолоцкой системы и предложил выполнить все работы за свой счет, если ему будет разрешено взимать сборы с проходящих судов. Петр одобрил предложения, и с июня 1719 года Вышневолоцкий канал был отдан Сердюкову на содержание с условием, чтобы все неустройства на нем были устранены.


Для повышения уровня воды в канале и реках Цне и Тверце следовало создать водохранилище, которое предполагалось наполнять водами реки Шлины через озера Ключино и Городолюбское. Созданное таким образом водохранилище получило название Заводского. В 1722 году Шлина уже потекла по новому руслу, вдвое увеличив количество воды в Цне. В том же году был прорыт Цнинский канал, благодаря которому удалось обойти извилистые и каменистые места в нижнем течении Цны. После завершения этого проекта суда могли следовать по водной системе все лето.


Дальнейшая реконструкция Вышневолоцкой водной системы осуществлялась под руководством Сердюкова, который сумел блестяще реализовать все замыслы Петра и создать искусственный водный путь, который, как говорили современники, «огромностью и сложностью своих средств и пользою превосходит все подобные пути на свете». Венцом его деятельности стало сооружение водохранилища площадью в шесть квадратных верст, вода из которого попеременно направлялась либо в Тверцу, либо в Цну для поддержания в них нужных для судоходства глубин. После этого Сердюков счел, что основные работы на водной системе завершены.


Елизавета Петровна (1709–1761).

Фото: Corbis Historical / Gettyimages.com

В 1742 году императрица Елизавета Петровна пожаловала его с потомством в дворяне. В дальнейшем Сердюков вместе с сыном Иваном занимался чисткой Тверецких порогов, затем — Боровицких. Точная дата его смерти неизвестна. Предполагают, что он умер в 1754 году. Содержанием Вышневолоцких каналов и шлюзов стал руководить его сын, получивший уже хорошее техническое образование. Но по нелепой случайности он утонул в 1761 году в Заводском водохранилище. Дело перешло к 17-летнему внуку Михаилу, который не обладал ни способностями, ни характером отца и деда. В итоге в 1765 году на Вышневолоцкий водораздельный пункт был назначен управляющий.


Граф Яков Ефимович Сиверс
(1731–1808).

Фото: VOSTOCK Photo

В 1773 году была образована должность директора водяных коммуникаций, обязанности которого были возложены на новгородского губернатора Якова Ефимовича Сиверса, одного из выдающихся государственных деятелей второй половины XVIII века. С его именем связаны также и значительные усовершенствования Вышневолоцкого водного пути. Сиверс, отличавшийся разносторонностью инженерных интересов, разработал обширную программу технических устройств, которые должны были значительно улучшить систему и наладить безаварийное прохождение по ней судов. В первую очередь он предлагал заменить деревянные шлюзы и бейшлоты на гранитные, создать дополнительные резервуары для подъема воды в Тверце и Мсте и благоустроить бечевник. Значительная часть этих работ была осуществлена в первой половине XIX века. Благодаря инициативе Сиверса Вышний Волочек с 1770 года получил статус города, а в апреле 1772 года — свой герб: серебряный щит украшала императорская корона, под которой была изображена груженая лодка на голубой волнистой террасе.


Екатерина II (1729–1796).

Фото: Universal Images Group / Gettyimages.com

В 1774 году последовал указ Екатерины II, по которому шлюзы и каналы, а также находившиеся на них строения: заводы, мельницы, кузницы, дома, лавки — были приняты в казенное ведение. В качестве компенсации Сердюковым были выплачены определенные денежные суммы. В это время Вышневолоцкая водная система оставалась наиболее мощной частью транспортной сети Европейской России. На ней сосредоточивались грузопотоки, идущие из внутренних районов на нужды Петербурга и на экспорт. Маршруты транспортировки охватывали обширнейшую территорию: Северо-Запад, Центрально-промышленный район, средневолжские губернии и Урал. Эпизодически поступали товары и из других регионов. Если в начале 1760-х годов по Вышневолоцкой водной системе к столице проходило ежегодно 3000–3500, а иногда и до 4000 судов, то в последней четверти столетия официальная статистика давала цифру в 5000–5500 судов разных размеров и конструкций.


Обводной канал реки Цны в Вышнем Волочке.
Фото: Александр Щепин / Фотобанк Лори

Необычайный водный путь с целым рядом сложных гидротехнических сооружений поражал воображение современников. Удостоила его своим вниманием и Екатерина II. Ее поездка в Вышний Волочек была вызвана неотложными практическими соображениями. В 1784 году генерал-поручик Н. П. Архаров, ставший во главе Главного управления водяными коммуникациями, просил императрицу об отпуске немалых средств для завершения ряда работ по Вышневолоцкому водному пути. Екатерина решила лично обозреть состояние всей системы. Ей удалось увидеть многое: Вышневолоцкие каналы, проход судов через Тверецкой и Цнинский шлюзы, сплав судов по озеру Мстино, проход барок через Боровицкие пороги. Возвращалась она также водным путем — до Новой Ладоги. Вскоре последовал ее указ об улучшении всей Вышневолоцкой водной системы. По завершении каменного Тверецкого шлюза на нем было установлено два обелиска с вензелями Екатерины и датой ее поездки — «1786 год». Вскоре за Екатериной проехал по водному пути и Радищев. В своем «Путешествии из Петербурга в Москву» он обратил особое внимание на Вышневолоцкий канал, заполненный барками с хлебом и другими товарами, идущими в Петербург.


Павел I (1754–1801).

Фото: Hulton Archive / Gettyimages.com

При Павле I Я. Е. Сиверс вновь становится сначала управляющим всеми водными путями России (1797), а в 1798 году — и первым директором созданного по его инициативе Департамента водяных коммуникаций. Тогда начинаются работы по строительству давно задуманного канала в обход озера Ильмень, получившего название Сиверсова. Канал длиной в 10 км, шириной в 20 м и глубиной в 2,5 м соединил нижнее течение реки Мсты с Волховом. Однако он оказался слишком мелким и стал быстро заиливаться. Судоходство по нему стало возможным только весной и в период дождей. Улучшить эту часть водной системы удалось лишь в 1830-е годы, когда был прокопан еще один канал — Вишерский. Новый канал в 15,5 км длиной спрямил путь из Мсты в реку Вишеру, впадавшую в правый рукав Волхова — Малый Волховец.


Вышневолоцкий водный путь по многим параметрам превосходил европейские гидротехнические комплексы. «Из всех судоходных систем России, наиболее замечательных, как по значительному провозу грузов, так и по удивительному расположению вод, без сомнения занимает первое место Вышневолоцкая система», — так отзывался о ней крупный инженер-гидротехник из Франции. Причем сказано это было тогда, когда в России действовали уже новые, довольно мощные водные системы — Мариинская, Тихвинская, Березинская, Днепро-Бугская, Огинская.


Вышневолоцкая водная система продолжала функционировать и в первой половине XIX века, чему способствовали постоянный надзор за труднопроходимыми звеньями пути, поддержание в исправности гидротехнических сооружений, налаженная лоцманская служба, реконструкция гидротехнического комплекса в Вышнем Волочке, строительство канала в обход озера Ильмень. Однако нарастание грузопотоков, обмеление рек в засушливые годы, в ряде случаев изношенность гидротехнических сооружений все чаще вызывали простои и аварии судов на отдельных его участках. Власти требовали принятия решительных мер, чтобы наладить бесперебойное судоходство.


Осип Иванович Корицкий (1778–1829).

Ряд сложных гидротехнических задач в этот период пришлось решать молодому инженеру, смотрителю на реке Тверце, Осипу Ивановичу Корицкому. Выходец из польской шляхты, увлеченный механикой, Корицкий в 1824 году стал директором Вышневолоцкого отделения системы и предложил свой проект улучшения водного пути. Прежде всего Корицкий обратил внимание на Заводское водохранилище, которое предложил приподнять и увеличить. Работы продолжались с 1825 по 1828 год. В результате из небольшого водохранилища в 5–6 квадратных верст образовалось «небывалое искусственное озеро» в 60 квадратных верст. Оно поглотило часть рек Цны и Шлины, а также три озера: Ключинское, Городолюбское и Здешевское. Новое водохранилище способствовало значительному улучшению судоходства. Корицкий осуществил и ряд других важных работ, в том числе соорудил новые бейшлоты на реках и озерах, питающих систему, и упругие заплыви на Боровицких порогах — эти связки бревен должны были не давать кораблям ударяться о берег на крутых поворотах реки Мсты.


Перевозка грузов по Вышневолоцкой водной системе росла до начала 1850-х годов. Лишь с открытием Николаевской железной дороги, на которую перешла часть грузов, направлявшихся к Вышнему Волочку, и реконструкцией Мариинской водной системы Вышневолоцкий путь утратил свою прежнюю роль. Постепенно основными грузами в перевозках стала продукция сельского хозяйства и промышленности — главным образом леса и стройматериалов.


Вышневолоцкая водная система оставила неизгладимый след в судьбе селений, расположенных вдоль водной трассы. Все населенные пункты на ключевых участках магистрали уже в течение второй половины XVIII века превратились в города: Вышний Волочек, Боровичи, Рыбинск на Волге. Города продолжали интенсивно расти и в XIX веке. Из 250 селений, расположенных вдоль водной трассы, в каждом третьем основными занятиями стали лоцманство, тяга судов, судостроение. Функционирование Вышневолоцкого водного пути повлияло на обширные территории Псковской, Петербургской, Новгородской, Тверской и Ярославской губерний — как на развитие промышленного производства (в частности мукомольного и лесопильного), так и на процессы расслоения крестьянства.


Наглядным примером влияния водного пути может служить Вышний Волочек, превратившийся в крупный транспортно-перевалочный пункт и место расположения масштабного комплекса гидротехнических сооружений. На его причалах с ранней весны и до поздней осени кипела особая жизнь: здесь на смену оснастки и лоцманов останавливались караваны судов. Уже в мае приходил Новоторжский караван, состав которого нередко превышал тысячу барок. Вслед за ним появлялся Тверской (более 500 судов). Затем ждали Меженного (Летнего) каравана, собиравшего до 2000 судов с рек Цны, Мокши, Суры, Средней Волги. Осенью к причалам подходили суда, заполненные товарами на далеких камских и нижневолжских пристанях. Этот караван в 900–1100 барок, называвшийся Сибирским, продолжал транспортировку грузов с Урала даже в 1840-е годы.


Вышневолоцкая водная система. Географическая карта. Малая советская энциклопедия. Из архива Алексея Макарова. 1931.
Фото: Фотобанк Лори

Особняком среди вышневолочан, связанных с водной системой, стояли лоцманы. Лоцман на таком сложном водном пути был главной фигурой на судне и ответственным за благополучное плавание. Нередко знакомый с грамотой, он имел обширные профессиональные знания в судовождении и прекрасно разбирался во всех нюансах того участка водного пути, по которому ему приходилось водить суда. По самому благоприятному фарватеру (высокой воде) барку из Вышнего Волочка можно было вести, имея на борту 10–12 рабочих, из которых 7–10 человек — «сходочные» — тянули ее бечевой или работали «потесями» — пятисаженными еловыми бревнами, обтесанными в виде весел. В 1750-е годы на Вышневолоцкой пристани было документировано 400 лоцманов, но, учитывая, что все тверские провожатые шли только до этого места, нужда в них была огромная.


Указ Сената от 5 ноября 1758 года предписал вышневолоцким властям пополнить ряды местных лоцманов из числа архиерейских, монастырских помещичьих крестьян и ямщиков, знающих «водяной ход» и основы судовождения. «Вообще все лоцманы имеют осанку горделивую, — писал о мстинских провожатых Николай Некрасов, — походка их строга, движения величавы. Привычка командовать кладет на них свою печать». Однако регламентация работы присяжных лоцманов мало устраивала местных жителей, что приводило к нарушению установившихся традиций судоходства: лихачеству, плаванию в вечернее время и т. п. Несмотря на чрезвычайную трудность работы и постоянно подстерегающие за малейший недосмотр наказания и штрафы, вакантных лоцманских мест почти никогда не было. Сказывалась возможность получения высоких заработков, к тому же было в этом отважном ремесле нечто притягательное, что заставляло многих молодых горожан и крестьян из окрестных селений бросать свои исконные занятия и с ранней весны до поздней осени провожать по клокочущим водоворотам и гулким водопадам суда с кладью.


Когда жизнь на Вышневолоцком пути стала замирать, многие лоцманы, оставшись без своего ремесла, ушли в Петербург, Москву и другие крупные города, где им пришлось осваивать новые профессии. Лишь в конце XIX века Вышневолоцкая водная система как транзитный путь прекратила свое существование. На ней осталось лишь местное движение. Однако у всех, кто был так или иначе связан с этим необычным водным путем, навсегда в памяти оставались имена его создателей — Петра I, Михаила Сердюкова и тех, кто своими техническими усовершенствованиями превратили его в важнейшее звено внутренних путей России, — Якова Сиверса и Осипа Корицкого.

Река Тверца.
Фото: Фотобанк Лори

Литература
Виргинский В. С., Либерман М. Я. Михаил Иванович Сердюков. М., 1979.

Вышневолоцкая водная система — 300 лет на благо России. Вышний Волочек, 2007.

Истомина Э. Г. Водные пути России во второй половине XVIII — начале XIX века. М., 1982.

Смирнов В. Г. Озеро Ильмень. Словенское море. М., 2011.


Похожие статьи



Елена Марасинова, 26 августа 2020
«Дом, сад, церковь, гроб»: антропология русской усадьбы периода расцвета
Время максимального могущества дворянского сословия стало и временем расцвета загородной усадьбы.

Андрей Виноградов, 26 августа 2020
Новгородские архиепископы домонгольской эпохи: строители и политики
В республиканской системе древнего Новгорода глава его церкви — архиепископ — играл крайне важную роль. Неслучайно главным символом города становится кафедральный собор — Святая София.

Дмитрий Швидковский, 26 августа 2020
Природа, подчиненная архитектору: образцовые проекты русского классицизма и архитектура военных поселений
Система образцового проектирования достигла в России XVIII и первой трети XIX столетий беспрецедентного в истории мировой архитектуры распространения.

Все истории